Мать-невидимка

Все стало приобретать смысл: и незрячий взгляд сквозь меня, и обычное отсутствие ответов на мои вопросы, и манера, с которой кто-то из детей входил в комнату, когда я разговаривала по телефону - и начинал громко пересказывать сюжет только что просмотренного мультика. Я думала: «Разве не заметно, что я разговариваю?». Оказывается, что не заметно. Никто не видит, что я на телефоне, или на кухне готовлю, или мою пол. Если я стану на голову посреди комнаты – никто и этого не заметит. Я - невидимка. Невидимая мама. Иногда я только пара рук, ничего больше. Починить, завязать, пришить, открыть. Иногда для окружающих я даже и не пара рук - я вообще не существо. Я часы, которые знают, сколько времени. Я программа телепередач, которая знает, где и когда идет «Колыбельная». Я авто, которое должно быть на месте ровно в шесть.

Когда-то я любила книги по истории, картины знаменитых художников, прекрасную музыку в концертном зале. Но потом я исчезла в домашних заботах, в грязном белье, в детских ссорах. Я растворилась, растворилась, меня уже нет!

Однажды наш университетский девичник собрался, чтобы отметить возвращение одной из нас из Европы. Татьяна только что приехала из захватывающей экскурсии и все говорила и говорила о гостиницах, в которых останавливалась, и о городах, которые видела. Я сидела, смотрела на других, у них все было в норме, и им тоже было что рассказать. Было трудно не начать завидовать, не начать жалеть себя.

Когда Татьяна обратилась ко мне со словами: «Это специально для тебя» - и предложила красиво упакованный сверток, я даже растерялась. Открыв сверток, обнаружила книгу о кафедральных соборах Европы. Мне было не понятно, почему она подарила именно мне именно эту книгу, а потом, когда прочла подпись: «Анжеле, с признанием того, что ты строишь, но никто тебя не замечает», то все поняла.

В последующие дни я буду с наслаждением читать (и перечитывать) эту книгу. Она поможет мне осознать четыре истины, которые наполнили мою жизнь новым смыслом. История скрывает тех, кто строил большие соборы. Они остаются в стороне и их имена никто не знает. Эти люди посвятили все свои силы и жизнь работе, результат которой они никогда не увидят. Они трудились без расчета на благодарность. Их вера, что глаза Творца видят все, пронизывает те здания насквозь.

Одна из легенд в книге рассказывала о состоятельном человеке, который пришел посмотреть на стройку. Увидев зодчего, что тщательно вырезал маленькую птичку на обратной стороне балки. Смущенный человек спросил мастера, зачем тот тратит столько времени на вырезание фигурки, которую вообще никто не увидит, так как та будет накрыта крышей. На что зодчий ответил: «Он видит все».

Когда я закрыла прочитанную книгу, то почувствовала, как разбросанные кусочки «смысла моей жизни» нашли свое место. Я почувствовала, как Творец шепчет мне: «Я наблюдаю за тобой, Анжела. Я вижу каждую твою жертву, когда никто этого не видит. Я вижу, как ты спишь не более трех часов в сутки возле своего младенца, как среди ночи толчешь картофель и готовишь настои для больного ребенка. Я вижу, как ты годы подряд читаешь одни и те же детские книжки, штопаешь всегда порванные колготки. Я вижу, как ты убираешь, готовишь и моешь посуду, а потом снова убираешь, готовишь и моешь, убираешь, готовишь и моешь. Сооружение, которое ты строишь - это большой собор, но ты должна знать, что не сможешь сегодня увидеть, каким он будет завтра.

Иногда ощущение того, что мои усилия никто не замечает, становятся очень болезненными. Однако со временем я поняла, что моя «невидимость» - хорошее лекарство от моей болезни самоцентризма и эгоизма, противовес моему упорному чванству, а не болезнь, которая стирает смысл моей жизни. Я вижу себя строителем великого собора и соотношу себя с теми людьми, которые ходят на работу, результат которой они никогда не увидят. В той книге еще утверждалось, что потому сейчас и не строятся большие соборы, что очень мало людей готовы на самопожертвование до такой степени.

Всерьез задумываясь о своей «невидимости», я осознаю, что мне и не хочется, чтобы мой ребенок, приехав с другом домой на Рождество, начал бы рассказывать, что его мать сегодня проснулась в пять, чтобы покормить-подоить скот, сделать завтрак, испечь пирогов, ощипать кур для ужина и выстирать скатерти на обеденный стол. Я не хочу строить себе монумент, для меня важно, чтобы моих детей тянуло домой. А если другу надо все-таки что-то сказать, то пусть это будет простое: «Чувствуй себя как дома».

Женский сайт «Забастовка»

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голоса)